sydekspert | 4 августа 2015 | все записи автора

Блоги / Байки о деде Спиридоныче*

ТРУП ПОД АСФАЛЬТОМ

Вот и развалилось Ку-Ку, возглавляемое Хлестаковым. О курортном учреждении Ку-Ку давеча рассказывал дед Спиридонович. Вспомнили? Ну, как же! История корнями ушла в самую первую здравницу курорта, ныне называемую «Малые воды». Хлестаков развалил некогда прославленный санаторий,  и решил свалить все на новых инвесторов, выкупивших обанкротившееся предприятие. Трусливый Хлестаков возмущался писклявым голосом за глаза: «Прибыли, так сказать, с кавказского зарубежья наводить здесь свои порядки. В чужой монастырь со своим уставом как бы не лезут. Но тут нахальство с низким интеллектом и жаждой наживы так и прет». Дошли слухи и до Спиридоновича. Такое не может понравиться самому крутому вору в законе, ушедшему на заслуженный отдых деду Спиридоновичу. Долго думал Спиридонович. Либо со спецагентом Мамонтовым обговорить, либо Водолаза привлечь, но сидеть на печи в деревне при таком раскладе Спиридонович не желал. Да и жена еще под ухом жужжит:

-Съезди-ка в Москву, похлопочи насчет аспирантуры внучке. Сними проценты с валютного счета. Не жмись.

 Гаркнул дед на жинку. Примолкла она, хоть почти на тридцать лет младше, и собрала в дорогу все, что наказал Спиридонович. А ему что? Прыг в самолет, как двадцатилетний отпрыск, - и давай шашни заводить со стюардессами. Не заметил даже, что рядом сидит журналист Салтыков. Да и вы все Макса знаете. А кто его не знает на курорте? Как писал Есенин, «каждая задрипанная лошадь»… А что говорить тогда о ворах в законе. Но он не тот вор, который при власти или в криминале, а тот, кто за справедливость и готов растерзать и своего, если тот поступает не по Закону, конечно, не конституционному , а  более высшему. По Закону морали.

- Макс, привет, - ошарашено сказал Спиридонович.

- Привет, привет, старина.

- Какими судьбами?

- Да вот еду по друзьям прошвырнуться. Достал мэр Лужин и депутат Верстаков. В общей сложности, подкупленные ими судьи, присудили взыскать с меня в возмещение морального вреда за критику депутатов Буржуинова и Верстакова около десяти тысяч долларов из запрошенного миллиона рублей! Приставы, не имея права, наложили арест на мою машину «Оку» и подбираются к имуществу.

- Вот сволочи продажные! Что ж ты молчал? Я бы давно с ними разобрался.

- Ты как всегда жесток. Коньячку заказать?

- Да я и сам не хило живу, - ответил дед и вынул из кармана коньяк десятилетней выдержки.

 Выпили, поглазели в иллюминатор, на пассажиров, стюардесс – и процесс пошел.

- Спиридонович, ты обычно в Майорку ездил, загорать на испанских пляжах. Что ж тебя на столичный снег потянуло?

- Да хочу почуять, чем дышит дружок Журавлевский.

- Надеюсь, не о Кукушкине разговор?

- Бывший заместитель мэра Кукушкин меня не интересует, как и прочие дебилы, сидящие в мэрии.

- Молчу, Спиридонович, - тихо сказал Макс, зная нрав собеседника.

- Ладно, не дрейфь! Журавлевский как бы не мой герой. Меня интересуют акции санатория «Малые воды».

- Когда ты его называл «Женскими водами», как-то лучше звучало.

- Неплохо звучало и имя Ильича, когда им руководил муж первого секретаря горкома Иванов.

- А как же Хлестаков, не по душе тебе?

- Не ерничай! Там ведь Юрченко !

- Это бывший банкир ?

- Как треплется сиплявый Хлестаков, и он фигура подставная. Так сказать, чтобы за славянином чеченцев и дагестанцев не узрели. А предыдущего директора санатория Садовника вместе с женой под асфальт закатали. Не найти и концов.

- Садовник-то совсем и не успел побыть директором.

-Ну, дорогой! Ты совсем прост. А куда делись 30 процентов акций Тираспольского ХБК?

- Их выкупил Юрченко?

    -А остальные 20 процентов скуплены дагестанцами у рядовых акционеров за бесценок. И даже Хлестаков вынужден был продать им свои три процента. И плюс три трупа в этой истории.

- Кто же третий?

- Тираспольский акционер Аракчеев.

- А кто следующий?

- Директрисы санаториев «Луч» и «Росинка».Как болтает Хлестаков, схема у кавказцев проста. Скупают спорный пакет акций. Подкупают судей. Скупают у акционеров оставшиеся акции за бесценок. Оформляют здравницы на себя и пускают с молотка.

- А за этим не стоит мафиозник Головатый из Дагестана?…

- Нет, он отмывает бюджетные деньги через пансионат краевой администрации. А «Малыми водами» пытается заниматься авторитет  из нефтяного города Октябрьска Христян или… как его… Кристик. Одним словом. Вот и еду проверить болтавню Хлестакова…

- А у Минасяна какова очередь?

- Он первый кандидат на вылет.

- Это не твой приговор, Спиридонович?

- Нет! Это его приговор!

-Спиридоныч, послушаешь тебя, и жить в этой криминальной дыре не захочешь.

-А ты как хотел? Сейчас все наоборот. Бандиты во власти привлекают к суду добропорядочных граждан, фабрикуют против них уголовные и гражданские дела. Ты слышал последнее выступление Президента, как он сказал, что пока нормы права действуют - мы должны их соблюдать ловишь? Но могут и не действовать. Тебя, небось, воры в Законе по судам затаскали. Твоими праведными методами их не переломить. Их только ловить в подворотне за яйца. Только такие методы ставят их на место. Они всех купили и судей, и прокуроров, и экспертов. Вся власть у них в руках. Захватили земли, недра, леса и распоряжаются по-своему усмотрению. У всех на глазах господин Буржуинов, начальник газпромовского санатория «Рыцарь» за счет общенародного достояния-газа построил несколько гостиниц и оформил на дочь. Чего только стоит черная бухгалтерия  здравницы! Думаешь, его генералы не знают  о махинациях? Они заодно. Иначе Буржуинов давно бы вылетел с должности. Ему до лампочки, что в селах курорта нет газа, что люди в 21 веке живут без удобств как в африканских трущобах. Сила у тех, кто народ держит за «быдло».

-У газовых магнатов?

-Не возвеличивай мерзавцев и хамов до магнатов. Они тормозов не знают в своем хамстве и нахальстве. Вспомни, как он получал аллименты пять лет от известной правозащитницы Шолоховой  в сумме шесть миллионов рублей в ценах 1996 года за ее критическую публикацию. Да и ты сам знаешь по себе. Надеюсь, не забыл, как тебя таскал по судам кандидат в мэры Буржуинов 8 лет назад. И сейчас он тебя унижает и ставит на колени. Посмотри, у тебя появились седые волосы, а ты с ними цацкаешься. Считаешь себя правым и идешь напролом? Да, ладно! Ты слышал о стычке мэра Лужина с сыном краевого прокурора?

-Сынок мэра спалил машину сынку прокурора прямо на пляже курорта?

-Ты как всегда в курсе?

-Спиридонович, ты чем-то похож на отца Президента.

-Э, да ты провидец!

-Ладно, не льсти себе, ты просто троюродный дядя Президента?

-Может быть, даже и крестный отец местных бандюков?

-И внедренный агент спецподразделения «С» ФСБ в структуры курорта?

Макс закрыл глаза. Но голос Спиридоновича продолжал тревожить сознание:

-Президент отправил правительство в отставку. Новое правительство возглавит Фадеевский. Правда, новый премьер в свое время возглавлял налоговую полицию, которая канула в небытие. Когда он возглавлял министерство по внешнеэкономическим связям, оно тоже кануло в небытие. А не исчезнет ли новое правительство, как те, к которым прикасалась магическая рука, человека родившегося в год быка?

Салтыков не различал реальность от сна. Он улетел птицей из самолета в бездну и оказался на берегу моря. На конечной остановке стоял автобус с женщиной за рулем. Макс автоматически вскочил в открытые двери, которые тут же захлопнулись! Автобус рванул с места и помчался в гору. Слева был обрыв, а справа скала. Подъем оказался настолько крут, а колея так узка, что развернуться или скатиться назад оказалось не возможным. Когда автобус перевалил гору, неведомая сила увлекла его вниз в тоннель, приведший в подземный военный бункер, где находилась лаборатория космического слежения. Макс влился в обслуживающий персонал и через некоторое время с группой единомышленников, вооруженных таинственным оружием пошел назад в гору. Никто не смог их догнать…

 Макс открыл глаза. Спиридонович спал. Вспомнился день трагедии в Испании, когда террористы взорвали три электрички. Тогда тучи заволокли все небо. Салтыков не находил себе места и пошел пешком в суд. Когда он подходил к храму Святого Онуфрия, солнце на мгновение выглянуло, и блеск куполов ослепил Салтыкова. И уже через пару минут он был внутри храма. Два знакомых священника вели службу. Люди с горящими свечами в руках стояли длинной вьющейся змейкой вдоль наружных стен. Если бы Макс поехал на «маршрутке» он бы успел к началу «собора». Но, увы, все говорило о том, что он сегодня не заслужил удачи. Салтыков подумал:

-Работа у журналистов такая. Каждый день приходится грешить, когда-то осуждая и критикуя.

Макс поставил свечу Николаю Чудотворцу и добросовестно отстоял утреннюю службу. Когда он вышел на улицу, почувствовал усиливающийся и принизывающий ветер. В коридоре суда он столкнулся с адвокатом Верстакова Сусанян. Вспомнилось, что она недавно уезжала на похороны своей матери. Да, грехи детей сокращают жизнь родителей. Судебный процесс пролетел как в кошмарном сне. Когда Максу предоставили последнее слово, он сказал:

-Я думаю, правосудие восторжествует, если не в стенах этого здания, то  в Конституционном суде, Европейском, Международном и Божьем.

В голове как колокольный звон прозвучали слова его адвоката:

-Исход дела был уже предрешен в пользу Верстакова давным- давно.

Судья Ковалевский бывший сотрудник милиции спросил:

-Почему?

-Потому что у Вас решение на лбу написано.

К Полининой Макс заходить не стал. Кто она ему? Просто знакомая, которая может лишь приветливо улыбнуться. Ничего их никогда не связывало. Таких знакомых у Макса на курорте тысячи. Салтыков снова зашел в храм. Там продолжалось песнопение:

-«Нечестивые натянули лук, стрелу свою преложили к тетиве, чтобы во тьме стрелять в правых сердцем… Повсюду ходят нечестивые когда ничтожные из сынов человеческих возвысились…ты обратил ко мне тыл врагов моих, и я истребляю ненавидящих меня… Соблюдение правды и правосудия более угодно Господу, нежели жертва… Ибо семь раз упадет праведник и встанет, а нечестивые впадут в погибель.»

Обойдя разбитую набережную, Макс завернул к «Интербанку», где намеревался перечислить присужденный штраф 10700 рублей в пользу мафиозника Верстакова.  В валютном отделении еще один мафиози Буржуинов  проверял поступления на личный валютный счет и переводил награбленное на народном достоянии в Швейцарию. От народного избранника дурно несло смесью навоза и перегара.

Николай Рерих, книга "Воровской сходняк во власти" 2005 год.

 


Комментарии

Комментирование данной записи закрыто.


 

Экскурсии в Анапе

 

Видео:

Полный список

Комментарии


Гость, я тоже осуждать никого не хочу, и даже более того, не имею права. Я просто высказал свое мнение.… читать полностью

Гость, ничего не хочу сказать, а просто констатирую факт, что Владимир Николаевич, достоин быть посмертно награжден этим званием, а вот Вера СС,… читать полностью

Гость, хотя мне это абсолютно не интересно!

Гость,так что теперь Вы, хотите сказать, что Вера СС, должна их подарить его детям?

Гость, всё что имеет Вера СС, это всё его рук дело, он её почемуто выбрал, наверное она могла, чтото такое делать))). Ещё раз он своим детям не подарил санатории, а когда мог каждому по два, а вот… читать полностью

Гость, ссылка Верхнебаканский район — административно-территориальная единица в составе Краснодарского края, существовавшая в 1939—1953 годах. Центр — пгт Верхнебаканский Верхнебаканский район был… читать полностью

Гость, быть не дураками - это еще не значит быть умными. Можно 7 институтов закончить, но ума это не прибавит, образование только, и все. И по Вере СС, если это не противоречит закону, то почему бы и… читать полностью

Гость, ты не поверишь, но он своим детям и родственникам не оставил санатории, да выучил их в институтах, но они были тогда не ДУРАКАМИ, учились сами и неплохо. А сейчас Вера СС,мечтает оставить свой… читать полностью

Абсурд такое геройство, и грош цена ему.

Любили в то время геройствовать, у Брежнева сколько звезд героя было? четыре?

Почему в Анапе трудно принять решение, которое-бы показало, как анапчане солидарны и дружелюбны. Почему такую акцию, по выбору номинатов на ИМЯ КУБАНИ всех пяти номинаций, проводят в закрытых… читать полностью

Гагарин, да тот герой!

В чем геройство? Человек любил свою работу. Получал деньги за труд.